Юрий Ганус не прошел аудит

Конфликт между Российским антидопинговым агентством (РУСАДА) и его основным учредителем Олимпийским комитетом России (ОКР) завершился в пользу последнего. Наблюдательный совет РУСАДА рекомендовал рассмотреть вопрос увольнения господина Гануса, наиболее заметного критика отечественных спортивных властей по ряду принципиальных вопросов, к которому возникли претензии после недавнего аудита. Президент ОКР Станислав Поздняков по-прежнему уверен, что обнаруженные в ходе него нарушения являются «принципиальными» и «системными», а господин Ганус — что его уход негативно скажется на взаимоотношениях России с рядом международных структур.

Наблюдательный совет Российского антидопингового агентства рекомендовал шестью голосами против одного рассмотреть вопрос об увольнении с должности генерального директора РУСАДА занимавшего ее с 2017 года Юрия Гануса. Глава органа Александр Ивлев пояснил «Интерфаксу», что такое решение принято в связи с «установленными фактами нарушения корпоративных процедур». «На заседании высказывались различные точки зрения, но абсолютно очевидно, что есть темы, которые вызывают очень серьезные вопросы. Они связаны с рисками в области контроля хозяйственно-финансовой деятельности, вызванными недостатками системы внутреннего контроля»,— сказал господин Ивлев “Ъ”.

Окончательное решение об отставке господина Гануса должны принять учредители агентства — Олимпийский комитет России и Паралимпийский комитет России (ПКР). Однако в том, каким оно будет, нет практически никаких сомнений, учитывая, что голосование членов Наблюдательного света было кульминацией конфликта между РУСАДА и ОКР.

Он выплеснулся в публичную плоскость в середине июля, когда Олимпийский комитет России обнародовал отчет о результатах исследования эффективности систем внутреннего контроля в отношении бизнес-процессов анти допинговой организации за 2018–2019 годы, проведенного аудиторской компанией «Финэкспертиза». Публикация состоялась на следующий день после заявления президента ОКР Станислава Позднякова об обнаруженных в ходе аудита «серьезных нарушениях». А основанием для проверки стало то обстоятельство, что генеральный директор агентства Юрий Ганус, последовательный критик позиции отечественных спортивных властей по конфликту с Всемирным антидопинговым агентством (WADA) и их действий в связи с допинговым кризисом, якобы «попытался задним числом утвердить и аудитора, и аудиторскую отчетность».

В заключении «Финэкспертизы» по итогам аудита говорилось, что установлен «ряд фактов», которые «несут или могут нести потенциальные риски наличия коррупции, конфликта интересов, злоупотребления нормами закона, злоупотребления положением РАА РУСАДА».

РУСАДА ответило на выводы аудиторов 69-страничным документом, попытавшись подробно прояснить свою позицию в связи с каждой из претензий. Документ заканчивался чрезвычайно жестким по риторике резюме. В нем было сказано, что «аудиторы не использовали все имеющиеся в бухгалтерии РУСАДА документы при проведении своего аудита» и поэтому «объективность суждений и выводов» «представляется крайне спорной вне зависимости от избранной ими скрытой формы проведения исследования». Помимо этого «форма проверки» была направлена не на «установление истинного положения дел», а «на скрытый сбор информации по заявкам заказчиков и, вероятно, на преднамеренную фабрикацию ложных доводов и фактов, направленных против генерального директора и заместителя генерального директора РУСАДА».

В свою очередь, ОКР также постарался объяснить свою позицию. В его заявлении говорилось, в частности, о том, что «за пространной риторикой и комментариями тезисов аудиторского отчета в “Доводах РАА РУСАДА” нигде не опровергаются фальсификации подписей на документах с контрагентами и другие не менее показательные факты», а также о том, что «Юрий Ганус в стремлении завуалировать открывшиеся проблемы регулярно выступает с агрессивными заявлениями, в которых при этом противоречит сам себе».

Станислав Поздняков, комментируя “Ъ” ситуацию вокруг РУСАДА, заявил, что по-прежнему считает обнаруженные в ходе аудита нарушения «принципиальными» и «системными», «носящими признаки нецелевого расходования средств, ухода от налогообложения».

Министр спорта РФ Олег Матыцин ограничился замечанием о том, что его ведомство «заинтересовано» в том, чтобы во главе РУСАДА, с которым у министерства выстроены «конструктивные отношения», были «профессиональные люди».

Сам Юрий Ганус дал понять, что рассматривает свою вероятную отставку как несправедливый исход конфликта, который может оказать «влияние» на будущее российского спорта.

Под ним господин Ганус подразумевает прежде всего отношения России с международными организациями.

В первую очередь речь, по его мнению, идет о WADA, которое никогда не предъявляло претензий к деятельности пережившего глубокий кризис и — уже при господине Ганусе — радикальное реформирование РУСАДА. По мнению Юрия Гануса, его отставка может негативно сказаться на новом процессе восстановления агентства в полноценном статусе. Оно было лишено его в декабре прошлого года, когда WADA за манипуляции с базой данных Московской антидопинговой лаборатории назначило России целый ряд санкций, включающих запрет на выступление под национальным флагом на крупных соревнованиях в течение четырех лет. Российская сторона оспаривает обоснованность их применения в Спортивном арбитражном суде (CAS).

Помимо WADA Юрий Ганус упомянул Международный союз биатлонистов (IBU) и Международную федерацию легкой атлетики (World Athletics). Соответствующие российские федерации в настоящий момент также находятся под санкциями разной степени жесткости с их стороны и также добиваются восстановления.

«Восстановление статуса РУСАДА происходило при содействии международных экспертов из Всемирного антидопингового агентства,— рассказал, в свою очередь, “Ъ” Александр Ивлев.— Они принимали активное участие в подготовке регламента, формулировании принципов работы структуры. Все эти годы мы четко следовали им, в том числе принципу независимости РУСАДА. Но неправильно этот принцип ставить во главу угла, игнорируя нарушения других, также согласованных с WADA, принципов и положений. Я говорю, например, о необходимости согласования определенных сумм расходов с Наблюдательным советом. Надо понимать, что РУСАДА осуществляет свою деятельность на бюджетные средства. И если мы, Наблюдательный совет, не будем внимательно относиться к тому, как расходуются деньги налогоплательщиков, это будет означать, что мы не выполняем свои функции».

Источник: Kommersant.ru

Share

You may also like...