Включить инстинкт выживания

Почему кардинальное изменение экономической политики в национальных интересах невозможна без консолидации бизнеса

Недавно уже второе правительство «слуг народа» и бизнес-среда обменялись инициативами по выводу экономики страны из кризисной ситуации. 15 июня Кабинет Министров Украины (КМУ) опубликовал обновленную «Программу действий правительства», которая декларирует внедрение Госпрограммы стимулирования экономики на 2020-2022 годы. А 16 июня ряд объединений предпринимателей и промышленников страны (Украинского союза промышленников и предпринимателей, Федерации работодателей Украины, Торгово-промышленной палаты, Совета предпринимателей при КМУ и несколько десятков отраслевых ассоциаций) обнародовали совместное обращение к Владимиру Зеленскому. В нем, в частности, говорилось о разрушительных последствиях для экономики из-за отсутствия системной промышленно-экономической политики и необходимости привлечения механизмов современного государственного протекционизма.

В обоих случаях имеем пример старой модели взаимодействия власти и бизнеса. Она проявляется, с одной стороны, в периодическом декларировании властью инициатив и обещаний бизнесу, которые ни к чему не обязывают и которые никогда полноценно не выполняют. А с другой – в инфантильной позиции бизнеса, который периодически выступает просителем поддержки у такой ненавистной ему бюрократии вместо борьбы за получение всей полноты власти в стране и определения государственной политики в своих и национальных экономических интересах.

По течению к водопаду?

«Место под солнцем» Украине никто не собирается дарить. Нужно бороться за него активными действиями национального государства. Или смириться с неизбежным угасанием страны и потерей ею как экономической, так и демографической перспективы. Тогда она превратится в донора для выборочного использования ее природных и человеческих ресурсов другими странами в зависимости от их потребностей. Именно такую угрозу предусматривает инерционный вариант развития ситуации. Для национального бизнеса это будет означать окончательную потерю возможностей определять государственную политику и ее подчинение интересам иностранного бизнеса. А для страны – экономический неоколониализм с закреплением бесперспективной специализации в международном разделении труда, обреченность страны на бедность и отсталость.

Опыт последних десятилетий показал, что кажущиеся преимущества свободного рынка и глобализации в идеальных, лабораторных условиях оказываются разрушительными в реальном мире неравенства и ограничений. Разрыв между богатыми и бедными странами углубляется, обеспечивая конкурентные преимущества не тем, кто сделал ставку на открытость, а тем, кто проводил целенаправленную политику развития национальной экономики. Сегодня даже в самых либеральных обществах с давними традициями ограниченного вмешательства государства в их жизнь растет недовольство его слабой ролью в регулировании социально-экономических процессов.

А в специфических украинских постколониальных условиях государство должно играть еще и ведущую роль в завершении экономической деколонизации и недопущении попадания страны в новые формы колониальной зависимости. Ведь если национальное государство оказывается слабым, то главными центрами притяжения становятся внешние центры влияния, на которые начинают ориентироваться как на арбитра различные группы предпринимателей, целые социальные слои или отдельные группы общества по другим критериям.

Между тем очередное обновление правительственной программы является ярким примером подхода «за все хорошее, против всего плохого». Действительно, трудно же отрицать такие правильные посылы, как: «для восстановления полноценного функционирования государства и обеспечения его долгосрочного роста крайне необходимо стимулирование экономического развития государства», «приоритетами правительства является установление единых правил игры для всех игроков с помощью разумного регулирования хозяйственной деятельности, улучшение инвестиционного климата, развитие инноваций и содействие активизации международной торговли», «правительство обеспечит полноценное развитие всех секторов экономики Украины», «каждый украинец получит полноценный доступ к качественному образованию, здравоохранению, культурным услугам и другим социальным сферам», «социальные стандарты жизни украинцев вырастут независимо от места проживания и социального статуса». Но такие обещания в документе опять не подкреплены реалистичными механизмами реализации. Поэтому масштаб «золотых гор», которые одновременно обещают «каждому украинцу», лишь подчеркивает отсутствие реальных намерений реализовывать такую программу.

Среди 16 пунктов краткосрочных приоритетов деятельности правительства абсолютное большинство предполагает увеличение государственных расходов или только организационные мероприятия в противоэпидемической, экономической и социальной сферах. И только один мог бы быть осторожным намеком на возможные источники получения необходимых для этого средств – «поддержка отечественного товаропроизводителя, в частности путем применения механизма публичных закупок». Однако учитывая акцент этой «поддержки» – на применении механизма публичных закупок – вполне вероятно, что и здесь речь пойдет преимущественно о расходах из бюджета и сметах государственных компаний. В долгосрочных приоритетах главным дополнительным финансовым ресурсом, на который собирается полагаться правительство, является расширение финансовой поддержки со стороны Евросоюза в контексте углубления секторальной интеграции с ЕС и подготовки к вступлению. То, что этот ресурс в любом случае будет достаточно ограниченным, особенно до начала процедуры вступления, и может играть лишь вспомогательную роль, в правительстве игнорируют.

Как можно серьезно воспринимать декларации об «обеспечении занятости населения путем поддержки предпринимательской инициативы граждан», «введение новых и расширение существующих программ кредитной поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства», «привлечение инвестиционного капитала для развития инновационных и приоритетных секторов малого и среднего предпринимательства путем создание доступных инструментов привлечения инвестиций »на фоне полного провала даже такой маленькой по масштабам влияния на экономику программы, как кредиты для МСБ «5-7-9%». При нынешних темпах реализации вряд ли удастся влить в экономику до конца года хотя бы $50 млн в стране с объемом ВВП$ 150 млрд и около 2 млн малых и средних предпринимателей (включая ФОП). А «определение приоритетных для сохранения рабочих мест отраслей отечественной экономики и обеспечение их поддержки и стимулирования» грозит свестись преимущественно к выплате политических дивидендов ключевым спонсорам и акционерам властного конгломерата.

Крайне размыты заявленные в программе и «государственная поддержка украинского экспортера для расширения присутствия украинской продукции на внешних рынках», «защита украинского производителя от субсидированного и демпингового импорта через механизмы ВТО», «введение экспортного кредитования», реализация «промышленного безвиза» с ЕС и « активное продвижение украинских товаров». Такие определения ни к чему не обязывают. И только благодаря им заявленной цели «осуществление перехода от экспортно-сырьевой направленности к технологической» – не удастся. Другие же объявленные ориентиры, как «среднегодовой рост физических объемов экспорта минимум на 5%» и «увеличение удельного веса экспорта товаров в ЕС в общем объеме экспорта товаров», похоже, и является той крайне заниженной планкой. Она предусматривает, с одной стороны, даже худшие темпы роста экспорта, чем в 2016-2019 годах. А с другой – об отсутствии намерений расширять присутствие украинских товаров на рынках за пределами ЕС, в частности очень динамично развивающихся стран. Лишь тогда удельный вес европейского рынка может увеличиться при условии общего роста экспорта на крайне умеренные 5%.

Зато чрезмерное внимание в программе посвящено цифровизации и привлечению инвестиций в ІТ-сектор. Это свидетельствует как о переоценке правительством его роли как «спасательного круга» для украинской экономики, который к тому же, якобы, не требует фундаментальных изменений экономической политики, так и, вероятно, персональные бизнес-интересы выходцев из этого сектора в нынешней власти. Не отрицая все еще далекого от исчерпания потенциала роста украинского ІТ, нельзя игнорировать, что при нынешней парадигме его развития в Украине он не способен вытянуть экономику страны с более чем 30 млн жителей. Так как он развивается преимущественно на условиях аутсорса для компаний, размещенных в других уголках Европы или и в более отдаленных странах мира, которые, собственно, и получают основные выгоды от конечного продукта с привлечением украинских специалистов. Это делает его неким видом дистанционного заработка. Кроме того, он имеет серьезную конкуренцию со стороны ряда других развивающихся стран, которые не уступают, а часто даже превосходят Украину по конкурентоспособности на мировом рынке IT. Поэтому гипертрофированная роль IT в программе Кабмина и заявленная цель, что этот сектор будет производить 10% годового ВВП, даже при условии динамичного развития отрасли означает прежде всего установление крайне низкого потолка для украинской экономики в обозримом будущем – на уровне не более $150-200 млрд (при том, что в 2019-м было $154 млрд).

Вообще в программе есть много правильных вещей, но ключевой вопрос стоит как в способности этой власти их реализовать, так и в реальной заинтересованности в этом ее ключевых акционеров из олигархической среды. Риторическим является вопрос о том, идет ли речь о планах реальной экономической политики в национальных интересах, или только о единовременной декларации, которую не собираются выполнять. Как это уже не раз делали Владимир Зеленский и его «слуги» для различных целевых групп электората.

Взять инициативу

Реально изменить государственную политику способна лишь организованная сила, которая будет определять политику правительства, парламента и других органов власти в стране и будет способна оперативно изменять их при условии отклонения от определенного курса или недостаточно эффективной его реализации. Этой силой и должен стать консолидированный вокруг общих национальных интересов бизнес, потому что он все больше нуждается в сильной государственной политике для защиты своих позиций на внутреннем рынке и особенно их продвижения в мире.

Поэтому национальному бизнесу важно взять на себя инициативу и ответственность за ситуацию в стране, отойти от отрицания и избегания контактов с «чуждым» государством или периодических обращений к нему за поддержкой или спорадического разложения средств в избирательные фонды равнодушных на самом деле к его интересам политических проектов. И начать превращать государство в инструмент защиты собственных, а следовательно, и национальных интересов страны.

От того, способен ли будет украинский бизнес объединить усилия, чтобы подчинить государственную политику интересам национальной экономики, зависит, останется ли он хозяином в собственной стране. Или вынужден будет подстраиваться на вторичных ролях в бизнесе иностранном, – и не важно, российский ли это, западный или китайский, – выполняя одновременно только компрадорские функции младших партнеров иностранных финансово-промышленных групп.

События последнего времени все отчетливее сигнализируют, что украинский бизнес, преимущественно производственный, все больше нуждается в полноценном национальном государстве для защиты его интересов на внутреннем рынке и продвижения наружу. Консолидация усилий украинского бизнеса, использование для продвижения его интересов инструментария государства необходимо для активной внешней экономической экспансии.

В то же время стратегия долгосрочного успеха государства также согласуется с интересами роста национального неолигархического бизнеса. Ведь увеличить доходы подавляющей части украинцев хотя бы два-три раза никаким перераспределением имеющегося национального дохода не удастся из-за ограниченного размера нынешней украинской экономики. Преодолеть бедность и существенно повысить благосостояние украинцев может только динамичный рост производства и увеличение общего «национального пирога». Для этого государственная политика должна быть направлена на ускорение экономического роста путем создания новых и расширения существующих бизнесов.

И в стране есть все условия для того, чтобы они рождались и росли не только в новейших секторах и нишах, которые только появляются в мировой экономике, но и в тех многочисленных сферах, которые пока насыщаются во многом то и преимущественно производителями из других государств.

Украина последних десятилетий была яркой иллюстрацией подчиненности национальной экономики интересам других государств. Вместо того, чтобы лелеять и защищать собственное производство в высокодоходных и высокодинамичных секторах, которые могли бы обеспечить стремительный экономический рост, все эти десятилетия мы позволяли другим зарабатывать здесь. К тому же, несмотря на стереотипы, что якобы украинская экономика страдает от переориентации на торговлю с Западом, значительно больший вред нам доставляла торговля именно с Востоком, а точнее Азиатско-Тихоокеанским регионом. Совокупный дефицит торговли товарами только с Китаем за 2009-2019 годы составил $41,6 млрд. Аналогичная ситуация, хотя в несколько меньших масштабах, и с другими странами АТР (Кореей, Тайванем, Вьетнамом, Таиландом, Малайзией, Филиппинами).

Поэтому доступ к отечественному внутреннему рынку для иностранных поставщиков должен сопровождаться взаимным открытием рынка соответствующего партнера для украинских готовых товаров и одновременно не представлять угрозы существованию той или иной отрасли экономики в Украине. Если же определенные товары в нашей стране не производятся, но вполне возможно, что будут, то доступ на рынок должен согласовываться с содействием таким импортером постепенной локализации соответствующих производств в Украине. Пересмотр торгового режима с ними способен открыть серьезные возможности для создания и роста нового производственного бизнеса в нашей стране, замещение им как части нынешнего импорта, так и выхода на рынки стран – крупных импортеров в Украину. А усиленное налогообложение импорта – наполнять государственный бюджет, создавая возможности для минимизации налогообложения национального бизнеса. Еще одним источником наполнения бюджета при одновременном снижении налогового давления на национальный производительный бизнес должно стать лишение узкого круга «избранных» ренты на разработку недр и монопольного положения в различных секторах, которое наносит ущерб конкурентоспособности большей части национального бизнеса и экономики страны в целом.

Коренных изменений требует и государственная политика в кредитно-финансовой сфере. Сейчас она работает наизнанку: вместо кредитования развития производства за счет депозитов граждан происходит финансирование потребительских кредитов населения, преимущественно на импортные товары, посредством использования депозитов, которые формируют предприятия. Это делает невозможным динамичный экономический рост и цементирует экономику потребления имеющегося экономического потенциала. Тогда как государственная политика должна мотивировать граждан и бизнес приумножать, а не потреблять национальное богатство. Только при таких условиях можно надеяться на стремительный экономический рост страны.

Если интерес действительно национального бизнеса заключается в долгосрочном экономическом развитии своей страны, то для иностранных транснациональных компаний и связанных с ними местных компрадоров Украина – лишь территория для «экономического сафари», с которой они не связывают своего будущего. Поэтому заинтересованы только в минимизации расходов, без учета долгосрочных последствиях такой политики для демографической или социальной ситуации в той или иной стране. Суженное воспроизводство рабочей силы, экономия на образовании и квалификации, медицине и инфраструктуре, которое в долгосрочной перспективе ведет к деградации той или иной национальной экономики, не является проблемой для транснационального капитала. После того как определенная территория третьего мира “выжжена», он может перенести свою деятельность туда, где и в дальнейшем будет получать максимальную норму прибыли.

Автор материала: Александр Крамар

Источник: Argumentua.com

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...