Сможет ли Украина выполнить требования МВФ

Новое соглашение с Международным валютным фондом должно помочь Украине выйти с наименьшими потерями из экономического кризиса, в который ее погрузил коронавирус. Без средств МВФ и других кредиторов сделать это невозможно. Поэтому МВФ не требует от Украины обещаний, которые будет сложно выполнить. Но, учитывая украинский опыт работы с МВФ, эксперты не верят в успех очередной программы.

Украина договорилась с МВФ о новой кредитной программе на $5 млрд. Из них $2,1 млрд страна уже получила, а остальные средства четырьмя траншами сможет получить в течение следующих полутора лет, если будет выполнять данные Фонду обещания. Эти средства необходимы Украине для финансирования дефицитов бюджета и платежного баланса, обусловленных коронакризисом. FinClub проанализировал текст Меморандума с МВФ, чтобы спрогнозировать, насколько Украина продвинется в исполнении обязательств.

МВФ определил четыре приоритета для Украины: поддержать домохозяйства и бизнес во время кризиса; сохранить независимость НБУ; взыскать потери государства с владельцев банков-банкротов; продолжить антикоррупционные меры. Два из четырех приоритетов касаются финансового сектора, который Фонд считает наиболее уязвимым. «Национальный банк мастерски руководил денежной политикой в ​​течение очень сложного периода. Необходимо сохранить независимость центрального банка, а денежно-кредитная и валютная политика должна продолжать способствовать инфляционному таргетированию, одновременно позволяя упорядоченно корректировать валютный курс и предотвращать стрессы ликвидности. Финансовая политика должна обеспечить баланс между сохранением финансовой стабильности и содействием восстановлению экономики», – заявила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева.

Обещанному – верить

Украина обязалась избегать политического вмешательства в независимость НБУ: не менять его монетарную и валютную политику, не пересматривать сроки каденции действующего руководства НБУ и не давить на него. Отметим, что кроме председателя НБУ Якова Смолия Меморандум подписали президент Владимир Зеленский, премьер-министр Денис Шмыгаль и министр финансов Сергей Марченко. Однако парламент, подписи представителя которого нет на Меморандуме, уже начал атаку на независимость НБУ.

НБУ обещает удерживать инфляцию в пределах целевого диапазона 5% плюс-минус 1 п.п., поддерживать гибкий обменный курс и покупать валюту для пополнения резервов. Правительство должно утвердить планы сокращения объемов NPL в государственных банках, которые могут предусматривать признание «окончательных убытков» (структурный маяк на конец июня). При этом зарплаты в государственных банках должны вернуться к рыночному уровню, а в наблюдательных советах большинство должно остаться у независимых членов.

Среди приоритетов государства – усиление требований к капиталу банков после кризиса; уменьшение объема неработающих кредитов и возврат активов банков-банкротов; реформирование государственных банков; улучшение финансов Фонда гарантирования вкладов физлиц; развитие небанковского финсектора.

Министерство финансов и ФГВФЛ уже до конца июля должны подготовить план восстановления платежеспособности Фонда до конца 2021 года: его задолженность составляет 114 млрд грн. Парламент до конца октября должен усовершенствовать механизмы ликвидации банков и взыскания активов, чтобы позволить ФГВФЛ требовать от связанных лиц обанкротившихся банков возмещения убытков без привязки к сроку исковой давности.

Перспективы и риски

Коронавирусный кризис является первым кризисом, который в Украине проходит без масштабной девальвации, инфляции и банкопада. И в 2008, и в 2014 годах гривна скачкообразно ослабевала, несмотря на отчаянное «сжигание» валютных резервов, инфляция была выше 10%, а население выстраивалось в очереди за депозитами, которые часто не отдавали, вспоминает заместитель директора Центра экономической стратегии Мария Репко. Сейчас финансовый и валютный рынок проходят кризис сравнительно мягко.

«Хотя мы ожидаем, что НБУ продолжит выпускать на рынок гривневую массу через рефинансирование банков и смягчать процентную политику, наличие инфляционной цели должно дисциплинировать его и не дать скатиться в неконтролируемую печать денег, как это было в 1990-е. Резкое же изменение политики НБУ в наблюдательной сфере привело бы к потере ориентиров у банков и бизнеса и, вероятно, к накоплению новых структурных перекосов, от которых система частично избавилась со свертыванием практик «карманных» банков и «банков-пылесосов», – говорит Мария Репко.

Увеличение объемов первого транша до $2,1 млрд вместо ожидаемых $1,9 млрд облегчает задачу правительства профинансировать дефицит бюджета и выплаты по внешнему долгу в этом году, отмечает глава департамента макроэкономических исследований группы ICU Сергей Николайчук. При этом в своей коммуникации МВФ необычно много внимания уделил рискам программы со стороны Украины, говорит эксперт.

В частности, речь идет о неопределенности экономической политики правительства, потенциальном воздействии связанных интересов и принятии популистских решений вместо взвешенных структурных реформ. «Обычно после получения первых траншей и восстановления макрофинансовой стабильности заинтересованность в проведении реформ существенно снижалась. Именно поэтому в этот раз значительная часть условий для запуска программы была предварительными мероприятиями, и дальнейшие структурные маяки не выглядят слишком проблемными», – говорит Сергей Николайчук. Перед подписанием программы с МВФ Украина приняла закон о свободном обращении сельскохозяйственных земель, «антиколомойский» закон, который не позволит бывшим владельцам вернуть себе ПриватБанк, возобновила уголовную ответственность за незаконное обогащение.

Важный приоритет новой программы с МВФ – возвращение потерянных из-за прошлого кризиса банковских средств. «Стране, безусловно, выгоднее вернуть из офшоров украденные деньги, чем занимать на внешнем рынке под высокие проценты. В прошлом году в Фонде гарантирования вкладов было проблемных кредитов на более чем 400 миллиардов балансовой стоимости. Как минимум часть этих средств выведена за границу или спрятана другим способом нечистыми на руку владельцами и менеджерами банков, а также заемщиками. Законодательные изменения, которые позволят вернуть эти деньги в бюджет, – структурный бенчмарк программы. Средства могут стать источником недолгового финансирования дефицита этого года и последующих лет», – говорит Мария Репко.

Не менее важной является и другая задача – снижение уровня проблемных кредитов в государственных банках. «Предыдущая власть так и не смогла достичь какого-то заметного выраженного в деньгах прогресса в этой сфере, хотя принимались и разрабатывались стратегии, проводились прозрачные конкурсы, собирались совещания и круглые столы», – констатирует эксперт.

По словам главного экономиста инвестиционной компании Dragon Capital Елены Белан, программа с МВФ достаточно легкая и не содержит никаких требований, которые можно воспринять как непопулярные. Украина обязуется проводить разумную бюджетную политику, сохранять независимость центрального банка и низкую инфляцию, продолжать борьбу с коррупцией, усиливать верховенство права и продолжать реформирование таможни, налоговой службы и корпоративного управления государственных предприятий.

«Все это действительно необходимо, чтобы после завершения COVID-кризиса страна могла вернуться на траекторию устойчивого экономического роста. Однако любые прогрессивные изменения, даже незначительные, затрагивают интересы различных групп. Поэтому основной риск для сотрудничества с МВФ исходит от групп влияния, которые хотят сохранить статус-кво или развернуть некоторые реформы назад, например, взять под контроль НБУ или независимые антикоррупционные органы, откатить очистку банковской системы, вернуть под контроль государственные предприятия и банки, избавившись от независимых наблюдательных советов», – перечисляет она риски.

Хотя риски для выполнения Украиной программы с МВФ остаются. «Риски для новой программы очень значительны. Коронавирусный кризис может углубиться, а глобальные экономические и финансовые условия – ухудшиться. Внутриукраинская политика может «поскользнуться» или развернуться на 180 градусов, поскольку коррупционные интересы толкают реформы назад», – предупреждает Мария Репко. Парламент уже принял популистское решение забрать средства у НБУ в интересах пострадавших вкладчиков.

Альтернативный путь

Альтернативой сотрудничеству с МВФ президент Украинского общества финансовых аналитиков Юрий Прозоров считает реализацию программы Кабмина, в которой были бы акценты на развитие промышленности Украины, поддержку экспорта, функционирование Банка развития, экономическую дипломатию. «Такое впечатление, что оба документа (программа действий Кабмина и Меморандум с МВФ. – Ред.) подписаны разными людьми, а не главами Кабмина и Минфина, или для каких-то разных стран. МВФ запрещает почти все нелиберальные инициативы, которые запланированы в программе правительства, как нарушающие обязательства Украины по Меморандуму, особенно в части диаметрально разного подхода к корпоративному управлению государственными предприятиями», – говорит Юрий Прозоров.

Он оценивает положительно, что первый транш кредита ушел в бюджет для финансирования расходов внутри страны, а не в международные резервы НБУ. «Условия Меморандума очень невыгодны для Украины – наши переговорщики могли добиваться или COVID-программы, или чистого Stand-by, а вышел гибрид «COVID by EEF». Но деньги были нужны, кредитные рейтинги Украины будут повышаться. Дефолт отложен. Радует, что Меморандум останется невыполненным по многим пунктам. Не нужно слишком пугаться, но надо уже сейчас готовиться к отсутствию второго транша», – предсказывает Юрий Прозоров.

Старшему экономисту Центра социально-экономических исследований «CASE Украина» Владимиру Дубровскому трудно оценить вероятность выполнения Украиной обязательств, взятых на себя в рамках Меморандума с МВФ. «Но если исходить из прошлого опыта, то макроэкономическую часть Украина обычно выполняла. И в части «не принимать» те или иные законы – тоже относительно четко. А вот с важнейшими в данном случае институциональными реформами случалось по-разному», – вспоминает он.

«Большая часть страшилок, которыми пытаются пугать украинцев в связи с этим Меморандумом, – вымышленные. Помня прошлые непопулярные, но необходимые шаги, которые делались «во имя МВФ», а также неоправданные, мягко говоря, требования или запреты прошлых лет вроде фискализации малого бизнеса, сопротивление реформе корпоративного налога и пенсионную реформу, люди привычно делают жупел из МВФ, даже если он ничего особо плохого не продвигает. Сейчас Фонд настаивает на действительно важных вещах. К сожалению, антизападная пропаганда в Украине работает на полную мощность, и это чувствуется», – констатирует эксперт.

Автор материала: Руслан Кисляк

Источник: Finclub.net

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...