Под Курганом тайно захоронили 25 тонн опасных ядов. Город, за который радеет Мишустин, на пороге экокатастрофы

Как напоминает редакция «Компромат-Урал», хронически депрессивная Курганская область была одним из первых регионов, которые Михаил Мишустин объехал вскоре после получения должности премьер-министра в январе 2020 года. Судя по всему, теперь председателю российского правительства и его подчинённым стоит вновь взять на особый контроль ситуацию в Зауралье.

Согласно актуальным сообщениям СМИ, областному центру – Кургану может грозить экологическая катастрофа после событий, которые в строжайшей тайне разворачивались четыре года назад. В 2016-м трое курганцев под покровом ночи закопали 25 тонн опасных отходов на крупнейшем мусорном полигоне города. Сейчас ядохимикаты могут попасть в Тобол – реку, которая обеспечивает главный город региона водой. Один из участников тех событий – бывший сотрудник полигона Сергей Козак – согласился рассказать СМИ о том, что происходило тогда.

Журналисты встретились с Сергеем в одном из курганских парков. Во время разговора он постоянно переживал, что срывается голос. Как позже он признался, это последствия работы на мусорном полигоне.

— Сергей Николаевич, расскажите, когда вы получили указание закопать ядохимикаты и почему?

— Это был 2016 год. Закопать химикаты нам сказал один из руководителей полигона Валерий Бабушкин, а директором в то время был Александр Ткаченко. Иначе грозили уволить. Была боязнь работу потерять. У нас в Кургане не так хорошо с этим. «Шуховский полигон» тогда оформлял лицензию, но для этого необходимо было избавиться от склада ядохимикатов — гербицидов, пестицидов, которые свезли со всей области в 1993 году во время паводка. Мы и не знали, что там хранится, пока не пришли.

Все помещение склада было заставлено под потолок. В железных кубах было более-менее нормально, а бочки двухсотлитровые уже тогда начинали прогнивать. Стеклянная тара была и в коробках что-то. Заходишь — и ни мух, ни комаров — все там умирало.

— Как вы работали — была у вас техника, средства защиты?

— Был только один на троих костюм общевойсковой защиты для химиков. Работали трактором ДТ-75, у него сзади была самодельная стрела. Им грузили на сани. Работали ночью при свете фары и фонарей. Даже охранники не видели, хотя может и догадывались. Не просто так два мастера остаются в ночь на полигоне и трактор жужжит. Копали этим же трактором, сбрасывали и закапывали. Так три ночи подряд, пока весь склад не опустошили.

— А понимали вы, насколько опасны отходы?

— На некоторых бочках стоял знак «череп с костями». А еще поняли опасность, когда Игорь (имя коллеги изменено) уронил одну емкость на пол и разбил ее. Он упал в обморок, мы его вытаскивали и откачивали на свежем воздухе. То, что отходы опасны поняли и тогда, когда приехал КАМАЗ с прицепом с Томского предприятия, которое имеет лицензию на утилизацию отходов 1-3 классов опасности. Водитель был весь в защитной одежде, в респираторе. Но он увез только чуть более восьми тонн.

Остальное, а это около 25 тонн, закопали. Всего два места, но их расположение известно только нам троим.

— Когда вы ощутили проблемы со здоровьем?

— Почти сразу голос начал пропадать. В больницу ездил, сказали, что у меня химических ожог голосовых связок, ссыхаются. Бывает, встану утром – и вообще нет голоса. Бывает, появляется, хриплю. У коллег тоже проблемы со здоровьем. Мучаются с легкими, каждый год в больнице лежат.

— Почему сейчас решились рассказать и сожалеете ли?

— Сожалею, конечно. Сейчас уже и другие люди страдают. У дачников рядом с полигоном в колодце обнаружены пестициды. Сейчас неизвестно чем нам это обернется. Мы непосредственные участники, хоть и действовали по приказу руководства, но вс` равно замешаны в этом, и нас могут наказать. Бумаг нет никаких. Где сейчас Ткаченко и где Бабушкин не знаем. Время покажет. Думаю и до суда дойдёт.

Источник: Kompromatural.ru

Share

You may also like...