Михаила Абызова подвели к конфискации

Генпрокуратура России обратилась в суд с иском об изъятии у бывшего министра «Открытого правительства» Михаила Абызова и подконтрольных ему иностранных компаний более 32 млрд руб.

Эти деньги надзорное ведомство считает незаконно полученным доходом, который необходимо обратить в пользу государства, так как чиновник занимался бизнесом в обход установленных запретов. Обращение в суд совпало с фактическим окончанием расследования уголовного дела, в рамках которого господину Абызову и его предполагаемым подельникам начали предъявлять окончательные обвинения, в том числе в создании ОПС и участии в нем, а также в незаконном участии в предпринимательской деятельности. Доказательством последнего и может стать решение по прокурорскому иску.

Как сообщили “Ъ” в Генпрокуратуре, решение обратиться в суд с рекордным по сумме требований иском было принято после соответствующей проверки, которую проводило главное управление по надзору за расследованием особо важных дел надзорного ведомства. Надо отметить, что сотрудники именно этого главка следят за ходом расследования громкого дела Михаила Абызова и его предполагаемых сообщников, которое ведет специальная группа следователей СКР во главе с генерал-майором юстиции Сергеем Степановым. Именно материалы следствия стали основой для проверки, которая касалась соблюдения требований антикоррупционного законодательства бывшим министром.

По словам представителей надзорного ведомства, уже установлено, что господин Абызов, будучи госчиновником, «в период с мая 2012 года по май 2018 года систематически нарушал установленные законами запреты». Еще при поступлении на госслужбу он, по данным Генпрокуратуры, скрыл сведения «о своем реальном имущественном положении, в частности, о владении им не менее пятью зарегистрированными на территории Республики Кипр офшорными компаниями и другими зарубежными финансовыми инструментами». И впоследствии, как установили проверяющие, на протяжении пяти лет не декларировал это. «Более того, в период службы он продолжал заниматься предпринимательской деятельностью, извлекать доходы от подконтрольных ему юридических лиц»,— заявили в прокуратуре, отметив, что свое участие в коммерческих организациях министр скрывал «от работодателя и общества», для чего переоформил их на подставных лиц.

Руководство же ими осуществлялось через теневые офисы как на Кипре, так и в Москве, которые располагались на конспиративных квартирах. В 2018 году, согласно данным проверки, Михаил Абызов, «используя свой должностной статус и авторитет министра», принял личное участие в продаже акций ОАО «Сибэко» — сам и через доверенных лиц вел переговоры с представителями покупателей, обсуждая условия сделок. Кроме того, по той же информации, господин Абызов, желая получить дополнительные гарантии безопасности, лично «как федеральный министр» общался с банкирами, через которых на счета его зарубежных фирм должны были поступить деньги от продажи акций — 32,5 млрд руб. Эту сумму Генпрокуратура считает «незаконным доходом, полученным в нарушение установленных антикоррупционным законодательством запретов и ограничений».

Генпрокуратура обратилась с иском в Гагаринский райсуд столицы по месту регистрации Михаила Абызова, в котором просит взыскать с экс-министра и его компаний 32,2 млрд руб.

В базе данных суда информации о дате рассмотрения пока нет — там содержатся лишь данные о прежних исках к господину Абызову. Надо отметить, что подача Генпрокуратурой исков до рассмотрения уголовных дел является обычной практикой. Как сообщал “Ъ”, имущество и деньги на миллиардные суммы по требованию надзорного ведомства уже изымались в пользу государства у полковника МВД Дмитрия Захарченко, бывших глав районных администраций Подмосковья Александра Постриганя и Александра Шестуна. Так же как и в предыдущих случаях, фактически выводы Генпрокуратуры являются кратким изложением позиции подчиненных генерала Степанова, правда, пока без подтверждения показаниями свидетелей, экспертизами, документами и т. д. Впрочем, нет никаких сомнений, что в случае надобности эти материалы будут обнародованы в Гагаринском суде. К тому же гражданский процесс станет своеобразной прелюдией к уголовному, так как конфискация активов экс-министра подтвердит версию следствия о его участии в незаконной предпринимательской деятельности.

Отметим, что фигурантам уголовного дела уже начали предъявлять обвинения в окончательной редакции, после чего они приступят к ознакомлению с материалами дела, составляющими 400 томов.

Адвокаты экс-министра пока не высказывают свою позицию относительно иска и обвинений. В то же время в окружении предполагаемых сообщников бывшего чиновника иск Генпрокуратуры называют абсурдным. Там отмечают, что в отличие от того же Дмитрия Захарченко, который, будучи сотрудником МВД, просто физически не мог заработать найденную у него астрономическую сумму, Михаил Абызов занимался бизнесом до перехода на госслужбу и являлся бенефициаром «Сибэко». А незаконность дохода, по словам собеседников “Ъ”, как раз и должна доказать сторона обвинения в рамках уголовного судопроизводства. Кроме того, им неясно, почему ответчиком является только господин Абызов, в то время как помимо него обвинение в незаконном участии в бизнесе предъявлено еще ряду лиц. Также у собеседников “Ъ” вызывает недоумение несогласованная, как они считают, позиция СКР и Генпрокуратуры. Они напомнили, что генерал Степанов, говоря о деле Михаила Абызова в интервью “Ъ”, отмечал, что тот, естественно, не мог украсть деньги у себя самого, а потерпевшими по делу являются миноритарные акционеры «Сибэко». Однако все активы экс-министра собираются изъять в доход государства, а не в их пользу, о чем можно было бы говорить в уголовном процессе в рамках иска о возмещении ущерба.

Напомним, изначально в марте прошлого года господин Абызов и его подельники, основными из которых считаются председатель совета директоров ООО «Первый строительный фонд» Александр Пелипасов и гендиректор группы «Ру-ком» Николай Степанов, были арестованы по обвинению в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК) — хищении 4 млрд руб. Затем в деле появилось обвинение в организации преступного сообщества и участии в нем (ч. 1 и 2 ст. 210 УК). Осенью прошлого года экс-министру предъявили обвинение в незаконном участии в предпринимательской деятельности и легализации добытых преступным путем средств (ст. 289 УК РФ и ст. 174.1 УК РФ), а недавно также добавили еще один эпизод отмывания средств и коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ). Всего сейчас по делу, как сообщал “Ъ”, арестовано 12 человек, а еще четверо объявлены в международный розыск.

Источник: Compromat.ru

Share

You may also like...