“Лжедмитрий” РАО отцифровывает бизнес

Председатель правления РАО Максим Дмитриев “захватывает” власть и рынок авторских прав?

Как передает корреспондент The Moscow Post, топ-менеджеры Российского авторского общества (РАО) Александр Сухотин и исполнительный директор Алексей Карелов получили 40-процентную долю в бизнесе “Национального цифрового агрегатора” (НЦА), который связывают с председателем правления РАО Максимом Дмитриевым, которого злые языки даже прозвали “Лжедмитрием”, когда он ранее пришел на должность гендиректора РАО вопреки недовольствам.

НЦА – это один из крупнейших в России посредников между музыкальными лейблами и стриминговыми сервисами. РАО же занимается тем, что совершает отчисления авторам текстов, музыки и т.д.

Опустим то, что государство не усматривает в подобных сделках конфликта интересов. Примечательно здесь то, что за ними может стоять один единственный бенефициар, фактически “подмявший” под себя рынок авторских прав. Речь о Максиме Дмитриеве, некогда, буквально, “захватившем” власть в РАО, а ныне, по всей видимости, подминающим под собой всю отрасль.

В сентябре 2016 года, еще когда он был избран на должность главы РАО, сообщалось, что Максим Дмитриев сложил с себя полномочия генерального директора ПМИ, чтобы “не провоцировать разговоры о конфликте интересов”. Однако он все еще числится соучредителем организации – ему принадлежит 32% акций одного из крупнейших российских музыкальных издательств…Никакого конфликта интересов. Однако даже это все “цветочки”.

“Ягодки” пошли в марте этого года, когда прогремела новость о том, что крупнейший владелец аудиоархива страны – АО “Фирма Мелодия” была продана коммерческой организации. Причем практически за даром.

“Мелодия” перешла некой компании “Формакс” за 330 миллионов рублей, что, по оценкам экспертов, равно стоимости лишь двух зданий, которые принадлежат компании. То есть, картотека композиций “Мелодии” перешла, получается, бесплатно.

Долго искать секрет такой щедрости не пришлось. Один из основателей “Формакса” Валерий Осипов возглавляет фонд Петра Великого, основанный РАО и Всероссийской организацией интеллектуальной собственности (ВОИС).

Одновременно и “Мелодией”, и ВОИС управлял один и тот же человек – Андрей Кричевский.

Идем далее. “Формакс” принадлежит ООО “Первый цифровой агрегатор” и Михаилу Суконцеву, о котором мало что известно. Однако особо наблюдательные нашли в его социальных сетях фотографию, где он стоит возле автомобиля Mercedes-Benz, который принадлежит Алексею Клевцову — старому партнеру все того же Андрея Кричевского.

Кричевский был одним из доверенных лиц прежнего главы РАО Сергея Федорова, однако после тот называл его “заказчиком” своего уголовного дела. Похоже на то, что Кричевский просто переметнулся на сторону Максима Дмитриева, чтобы “захватить” власть.

Интриги, предательства и даже покушение – история перехода власти в РАО не уступает сюжетным поворотам “Игры престолов”.

Свержение Федотова

Раскол в нежных отношениях Федотова и Кричевского произошел после того, как последний вдруг принялся лоббировать довольно сомнительную идею объединить в одну организацию РАО, ВОИС с Российским союзом правообладателей (РСП). Тогдашний замглавы РАО Кричевский решил провести конференцию этих трёх организаций, где, собственно, и объявили о том, что их объединяют.

После этого-то и произошёл конфликт между Сергеем Федотовым и его “правой рукой”. Создание профсоюза было признано нелигитимным, Кричевского обвиняли в недружественном поглощении.

Как писало РИА “Новости”, на него даже было совершено покушение – трое неизвестных избили его, сломав ребра и нос. Хотя злопыхатели по-прежнему склонны думать, что это – не более, чем инсценировка от самого Кричевского…

Однако Федотов в этой борьбе, похоже, проиграл. Суд признал его виновным в мошенничестве в особо крупном размере и избрал наказание в виде 1,5 лет колонии. После этого экс-глава РАО вновь попал под следствие – за фиктивные платежи непонятным лицам, выявленные по результатам аудита общества. Об этом писало РИА “Новости”.

За Федотова поначалу даже заступался режиссер Никита Михалков. Как писало RNS, он просил следователей быть гуманнее и заявлял о готовности ходатайствовать об этом в случае необходимости. Оно неудивительно – все-таки система управления авторскими правами была создана по его протекции. И “ниточки” расследования запросто могут вести к нему.

Более того, в конце 2016 года Агентство страхования вкладов (АСВ) потребовало у МВД провести проверку руководства РСП, РАО и ВОИС на причастность к выводу более 1,84 млрд рублей из “Мострансбанка”. Об этом рассказывал “Коммерсант”.

Прогремел скандал – а в заявлении не упустили возможность подчеркнуть, что президентом РСП является именно Никита Михалков, председателем правления — его сын Артем, а учредители РСП – все те же на манеже: РАО, ВОИС и Союз кинематографистов.

Иными словами, Михалкова тоже поджимали и, вероятно, режиссер чувствовал, что и ему силовики “дышат в спину”. Наверное, поэтому он решил “примкнуть” к Дмитриеву с Кричевским.

В итоге РСП, где во главе совета сидит Никита Михалков, показательно разорвал отношения с РАО. Соответствующий документ подписал гендиректор Кричевский. Об этом сообщали “Ведомости”.

Вскоре место Федотова рядом с Михалковым на важных мероприятиях занял Кричевский, что было крайне непривычно. Однако, по всей видимости, у Михалкова просто не осталось выбора.

Как говорится, дружба дружбой, а в места не столь отдаленные следом за другом отправляться не хочется…

Кстати, Сергей Федотов в итоге свою вину признал. Однако он утверждал, что действовал не один, а по сговору с Андреем Кричевским и с Александром Сухотиным. И не в корыстных целях, а чтобы закрыть кассовый разрыв. Также Федотов называл Кричевского заказчиком своего уголовного дела. Об этом сообщала “Новая газета”.

Здорово, что и Сухотин, и Кричевский вышли сухими из воды. Более того, и тот, и другой, как мы видим, сегодня вовсю скупают музыкальные сервисы, пускают с молотка национальное достояние и продолжают трудиться на высоких должностях главных авторских обществ страны.

Объясняется это, по всей видимости, тем, что теперь они работают в интересах Максима Дмитриева.

Приход Дмитриева к правлению

Этот товарищ пришел на смену отстраненному Федотову. Причем пришел со скандалом. По сути, в 2016 году он именно вместе с Андреем Кричевским перехватил контроль над РАО.

Тогда была проведена конференция, на которой избрали новое руководство. Хотя, как “избрали”? Как писал “Коммерсант”, авторский совет, возглавляемый Игорем Матвиенко, тогда говорил, что действия участников той злополучной конференции 31 августа напоминают “рейдерский захват”, а на руководство организации оказывается давление “криминального характера”.

Конфликт продолжался несколько месяцев, в течение которых Дмитриев не мог приступить к своим обязанностям, но в итоге, несмотря на попытки оспорить результаты конференции через суды, он добился легитимности и был избран главой РАО.

Часть членов организации по-прежнему отказывались его принимать, обзывая “Лжедмитрием” и сравнивая происходящие события с “90-ми годами”.

Тем не менее, Дмитриев захватил власть и начал свое правление с крайне жесткой критики предшественника и инициирования аудита.

Изменилось ли что-то? Едва ли. Правда, Дмитриев застраховал себя от участи быть свергнутым недовольными. Взойдя к власти, он принял новую редакцию Устава, согласно которой созыв конференции по инициативе не менее половины членов организации возможен лишь после одобрения Правлением, которое вправе отказать. Это дает руководству серьезную защиту от неожиданно созданных неподконтрольных конференций, коими, похоже, промышлял сам Дмитриев вместе с Кричевским.

Также РАО изменило порядок сборов и увеличило размер удержаний с авторов и правообладателей. Это было сделано под предлогом пенсионных выплат, якобы для покрытия долга перед ПФР, писал “Коммерсант”.

Ну, и самое главное – Дмитриев и Ко, по всей видимости, перенаправили финансовые потоки в свою пользу.

В январе 2018 года свое кресло гендиректора РАО Дмитриев уступил Александру Сухотину, а сам стал Председателем Правления. Не исключено, что как раз для того, чтобы подойти поближе в сторону бизнеса – команду же “прикормленных” людей он, похоже, себе сколотил. Можно и денежки зарабатывать?

Вот и из-за сделок нынешнего года просматриваются “уши” Дмитриева. Имущество “Мелодии” распродается, сотни тысяч советских аудиозаписей практически задаром передается коммерческой компании, а сотрудники РАО прикупают активы, связанные с главой правления данного ведомства. В самом деле, где тут конфликт интересов? Похоже, “под крылом” Дмитриева все очень даже спелись. Каждый “в доле”?

Источник: Moscow-post.su

Share

You may also like...