Ледниковый период в школах?

Новый закон «О полном общем среднем образовании» с 1 июля переводит всех учителей пенсионного возраста на срочные контракты от 1 года до 3 лет. Эта норма призвана гарантировать, что в школе будут работать только профессиональные педагоги, готовые реализовывать реформу НУШ. Однако контракты именно для учителей пенсионного возраста многим кажутся дискриминацией по возрасту. И главное — этот шаг не решает задачу гарантирования профессионализма каждого человека, входящего в класс к детям. Для этого нужны более системные решения. Какие именно, читайте ниже.

Квалифицированные и мотивированные учителя — основная составляющая качественного среднего образования. Так считают и международные эксперты образовательной политики из Организации экономического сотрудничества и развития, проводящей крупнейшее международное образовательное измерение PISA, и украинские граждане — 83% из них признали, что работа учителя важна для общества.

Весьма посредственные результаты украинских учеников в международном исследовании PISA (напомним, 36% украинских подростков не знают математики на базовом уровне, а четверть — не преодолели порог базовых знаний по чтению и естественным наукам), а также чрезвычайно сильная неровность в образовательных результатах, которая подтвердилась уже в начальной школе и является симптомом несовершенной системы образования, подтвердили необходимость реформирования школы. Причем изменения должны быть системными и глубокими, даже революционными — ведь нам нужно сделать прыжок из ХІХ века в ХХІ. А учителя как основные участники школьного образования должны стать движителями этих изменений.

Сейчас в украинских школах работает более 444 тысяч педагогов — учителей, психологов, ассистентов учителя и др. Из них 16%, или около 70 тысяч — пенсионного возраста. Все ли из тех, кто сейчас работает в школе, могут делать революцию в образовании, и как убедиться, что каждый педагог, который входит в класс к ученикам, имеет должный профессиональный уровень и мотивацию?

Это весьма деликатный и мучительный вопрос. К величайшему сожалению, большинство попыток говорить о качестве работы учителей выливаются в конфликт. Родительские сообщества постоянно приводят примеры усталых, немотивированных или непрофессиональных педагогов, другая же сторона приводит примеры самоотверженных и талантливых учителей, уроки которых дети любят больше, чем игры в телефоне. Хуже всего то, что в результате этих дискуссий учителя чувствуют себя оскорбленными в своем профессиональном и человеческом достоинстве, родители чувствуют, что система глуха к их потребностям и переживаниям за судьбу ребенка, ну а учеников вообще мало кто слушает, и никакие перемены к лучшему не происходят.

Так может быть следует сделать шаг назад и посмотреть не на учителей, а на систему, в которой они работают? Ведь в каждой профессии, независимо от ее сложности, популярности и размера зарплаты, есть специалисты разного уровня. В крупных компаниях существуют целые отделы по работе с персоналом, задачей которых является оценка профессионального развития, мотивации и качества труда работников, что считается одним из столпов успеха бизнеса.

Но в школе с этим все сложнее. Система оценивания работы педагогов оставляет желать лучшего: критерии для каждого из уровней, да и вообще требования к профессии очень размыты, непонятны самим учителям и неизвестны ни родителям, ни ученикам. И что важно — уволить тех, кто работает откровенно плохо, почти невозможно. Фактически уволить учителя можно лишь если он перестал появляться на работе, прибегает к физическому насилию над учениками или, например, появляется на уроках в нетрезвом состоянии.

И даже в таких случаях руководство заведения часто не решается на увольнение, ведь найти нового специалиста на место уволенного, принимая во внимание размер зарплаты, очень трудно.

Кроме того, квалификация учителя на зарплату практически не влияет (+ 5% к окладу — слабый стимул). Зато стаж дает от 10 до 30% роста зарплаты, да и вообще многочисленные надбавки и доплаты за отдельные виды работ составляют до половины оклада. То есть учитель, который работает с учениками над творческими проектами, потенциально будет получать меньше, чем тот, кто довольствуется «классическим» подходом, где обязательно должна быть тетрадь, в которой есть классные и домашние работы. В итоге — существующая система не вознаграждает тех, кто работает хорошо, и не освобождается от тех, кто работает плохо.

Новый закон «О полном общем среднем образовании», который Верховная Рада приняла в начале этого года, должен был бы как-то приступить к решению этой проблемы, ведь его основной целью было закрепление и ускорение школьной реформы. Однако и система оплаты труда, и вообще профессиональная траектория просвещенцев осталась в нем практически без изменений — добавилась лишь педагогическая интернатура.

Зато в новом законе «О полном общем среднем образовании» появилась норма о том, что 1 июля 2020 года все учителя, получающие пенсию по возрасту и все еще преподающие, автоматически переводятся со стандартных бессрочных трудовых соглашений на годовые контракты, которые потом могут быть продлены на 1–3 года по решению директора школы. Тех же, кто не захочет работать по контракту, увольняют.

Эта норма вызвала возмущение просвещенцев и протест Всеукраинского профсоюза работников образования и науки, который призывает учителей подавать в суд из-за несоответствия этой нормы международным договорам, Конституции и законодательству Украины — они усматривают в ней дискриминацию по возрасту и нарушение права на труд. Вопрос конституционности этой нормы также поднимается в представлении от 56 народных депутатов в Конституционный суд.

Срочные контракты для учителей пенсионного возраста — это ответ на ситуацию, при которой в школе могут работать как суперпрофессиональные педагоги, так и те, чей профессиональный уровень, мотивация и ценности не отвечают требованиям реформы и лучшим интересам детей.

Сторонники идеи срочных контрактов для учителей пенсионного возраста считают, что эта норма не нарушает ничьих прав, ведь речь идет не об увольнении, а о более гибком подходе к кадровой политике. Те из учителей, кто хорошо работает, будут работать и дальше, а педагогов, которые не успевают за веяниями реформы, отправят на отдых с тем, чтобы на их место пришли более молодые.

Вообще перевод педагогов на срочные контракты является одним из элементов реформы НУШ, который появился еще в рамочном законе «Об образовании» 2017 года — в нем на срочные контракты перевели директоров. Однако попытки обсудить такие контракты для всех педагогов во время работы над законом в 2015–2017 годах натолкнулись на решительное сопротивление профсоюза.

В дискуссии вокруг срочных контактов для учителей пенсионного возраста есть две стороны — юридическая и политическая. Относительно юридической выводы должен дать Конституционный суд, однако понятно, что идея разных типов контрактов в зависимости от возраста выглядит как эйджизм — дискриминация по возрасту.

Но политическое измерение проблемы более сложное.

Если закон будет выполняться, то учителя пенсионного возраста окажутся менее защищенными, чем их младшие коллеги. При этом гарантии, что уровень подготовки учителей в целом улучшится, нет, ведь квалификация педагога и качество его работы зависит не от возраста. По крайней мере, данных о такой зависимости нет — в каждой из возрастных групп есть хорошие учителя, а есть и не очень хорошие, объективной оценки педагогического мастерства или качества работы учителей в Украине не делают, а связи с возрастом учителей и, скажем, результатами ВНО, нет. Но главное, что проблема, на решение которой направлена норма о срочных контрактах, а именно: невозможность уволить учителя, даже если он некачественно выполняет работу, останется актуальной для остального учительского сообщества, которое еще не получает пенсию по возрасту.

Если же норму о срочных контрактах для учителей-пенсионеров просто отменят под давлением общественного недовольства, то мы откатимся в статус-кво, и проблема оценки качества работы учителей и управленческих решений, которые должны из нее следовать, так и не будет решена.

Что же можно сделать вместо этого?

В ситуациях, когда профессия общественно важна, общие показатели результативности очень неоднородны и вообще не особенно высоки (а именно это нам показала PISA), а обратная связь от «потребителей» (учеников и родителей) практически не влияет на карьерный путь, вариантом является экзамен на допуск к профессии. Конечно, педагогика — это в большой степени творческое занятие, но оно также требует серьезной профессиональной подготовки. В идеальном мире гарантировать должный профессиональный уровень учителей должен был бы диплом о соответствующем образовании. Однако, к сожалению, доверие к дипломам педвузов утрачено.

В одном из первых вариантов закона «Об образовании» такой экзамен — сертификация — появился. Однако позже сертификация превратилась в добровольную и изменила свою задачу — вместо того, чтобы отсеять тех, кто не тянет реформу, она должна вознаградить лучших. Опять же, хорошая идея, но проблема фильтра на входе в школу остается нерешенной.

На второе чтение закона «О полном общем среднем образовании» я вышла с рядом предложений, призванных решить проблему, о которой идет речь в этой статье. Думаю, они будут актуальными и сейчас.

Учительство должно относиться к регулированным профессиям из-за огромной общественной важности и высокого уровня квалификации, необходимой для выполнения этой работы. Поэтому допуск к профессии должен происходить не просто на основе диплома о высшем образовании — нужен независимый квалификационный экзамен, как для врачей или пилотов, то есть сертификация. Ее составляющими должны быть тест на предметные знания, методику и возрастную психологию, а также оценка профессионального мастерства опытными учителями с помощью наблюдения.

Просвещенцы, которые уже работают, могут пройти сертификацию за несколько лет — я уверена, что большинство украинских учителей без проблем подтвердят свой квалификационный уровень. Однако те, кто его не подтвердит, утратят право учить.

В профессиональных стандартах учителя должны быть сформулированы четкие требования к качеству работы педагогов, а у директора школа должны быть инструменты для оценивания учителя и основания разрывать даже бессрочный трудовой договор. Для этого надо внести изменения в систему оценки профессиональных квалификаций учителя — аттестацию.

Нужна также реформа высшего педагогического образования — сейчас педвузы критически мало времени уделяют отработке практических навыков работы с учениками, возрастной психологии, методикам работы с детьми из разных социальных групп, их мотивации и поддержки.

Важно пересмотреть организационную структуру школ, функции директора и должностные обязанности учителей, четко определить ответственность школы, местного управления образования и методической службы. Это позволит освободить учителей от внепедагогической нагрузки и даст им время на профессиональный рост и качественную работу с учениками.

Последнее по порядку, но совсем не по значению предложение — реформировать систему начисления зарплат просвещенцев по принципу «больше денег — меньше бюрократии». Зарплата должна зависеть от квалификации, а оклад должен возрасти в несколько раз.

В этом вопросе прислушаться к потребностям учителей очень важно. Если педагоги не будут удовлетворенными, вдохновленными и мотивированными, вряд ли получится построить школу будущего, над которой работает реформа. Однако критично важно держать в фокусе конечных бенефициаров реформы, коими являются дети, а опосредованно — и все общество.

Автор материала: Инна Совсун

Источник: Zn.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...