Кто готов уничтожить мусор любой ценой?

Смольный несколько дней назад опубликовал новый список объектов по обращению с отходами, которые появятся в Петербурге в ходе мусорной реформы. Жители и экологи опасаются, что на месте выделенных участков построят не только сортировочные и перерабатывающие станции, но и мусоросжигательные предприятия.

Начнут ли в Северной столице сжигать отходы и почему МСЗ ничуть не лучше нелегальных свалок и заполненных полигонов, корреспондент «Росбалта» узнал у экологов, депутатов и общественных активистов.

Наполеоновские планы

В мае этого года госкорпорации «Ростех», «Росатом» и ВЭБ.РФ заявили о том, что планируют построить в России как минимум 25 мусоросжигательных заводов — или, если использовать эвфемизм, «заводов энергетической утилизации твердых коммунальных отходов, прошедших сортировку». Предприятия возникнут в «крупнейших туристических центрах России» и «агломерациях с населением не менее 500 тысяч человек» — таких городов в стране не меньше четырех десятков. И в их число может попасть Петербург, уверены экологи.

Подогрела ситуацию и новая схема, которую Смольный выложил на днях в открытый доступ — на ней обозначили пятнадцать мусороперерабатывающих комплексов, перегрузочных, сортировочных и прессовальных станций в черте города.

Увы, несмотря на неоднократные заявления петербургской администрации о том, что сжигать мусор в городе не собираются, жители в эти слова не верят. Ведь последняя поправка в федеральный закон об отходах приравняла сжигание к энергетической утилизации — это значит, что за ширмой любого «мусороперерабатывающего» завода может оказаться печь с ядовитым дымом.

«Помимо золы, которая составляет лишь 10% продуктов горения, в атмосферу после сжигания попадают дымовые газы, которые разлагаются на самые опасные вещества — диоксины и бензпирен, — уверен Семен Гордышевский, председатель Совета Экологического союза Петербурга. — О том, что фон диоксинов повышен, узнают только после накопления их в окружающей среде. Так, в Европе повышенное содержание диоксинов обнаружили лишь после проверок молока и мяса: они концентрировались в земле, из которой их поглощали растения, которые ели животные».

Всемирная организация здравоохранения пишет о том, что диоксины высоко токсичны и могут вызывать проблемы в области репродуктивного здоровья и развития, поражения иммунной системы, гормональные нарушения и раковые заболевания. Именно поэтому европейские страны не так давно исключили сжигание мусора из технологий устойчивого развития, признав его наследием XX, но никак не XXI века.

«Губернатор Петербурга заявляет, что нам мусоросжигание неинтересно, — говорит Татьяна Нагорская, руководитель движения „РазДельный сбор“. — Но пока у города нет внятной стратегии по обращению с отходами, такая угроза есть. Ведь под давлением денежных мешков в Госдуме приравняли мусоросжигание к утилизации отходов».

С ней соглашается Ольга Сенова, руководитель организации «Друзья Балтики», и отмечает, что МСЗ бизнес и чиновники воспринимают даже не с точки зрения экономической выгоды (энергия, выделяемая от мусоросжигания получается очень дорогой), а с точки зрения уничтожения мусора любой ценой.

Расставить приоритеты

Об угрозе говорят многочисленные нарушения 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» в ходе ее реализации. И самое главное из них — несоблюдение иерархии методов обращения с мусором. Так, по закону, сначала необходимо максимально использовать исходные сырье и материалы, предотвратить образование отходов и снизить их класс опасности. И только потом — обработать, утилизировать и обезвредить. Однако раздельный сбор, отказ от пластика и одноразовой продукции, судя по российской госполитике, оказались на последнем месте.

«Господдержка сейчас направлена на последний приоритет в иерархии — на мусоросжигание, ведь его приравняли к энергетической утилизации. Все госкорпорации нацелены в первую очередь на создание этих заводов», — уверена Ольга Сенова.

Ее поддерживает Анна Гаркуша, лидер движения «Раздельный сбор», и высказывает мнение о том, что в этом плане мусорная реформа уже провалилась.

«К такому выводу мы пришли, когда проанализировали изменения нормативно-правовой базы, регламентирующей реформу, за последние три года. В документе, определяющем требования к содержанию территориальных схем по обращению с ТКО, нет условий снижать количество отходов и внедрять раздельный сбор. В документе, регламентирующем деятельность регионального оператора его доходы привязали к количеству смешанного мусора — то есть ему элементарно невыгодно внедрять раздельный сбор и важно сохранить объем смешанных отходов», — отмечает Гаркуша.

По ее словам, некомфортно в России работать и частным переработчикам — региональные операторы порой не разрешают им ставить свои контейнеры для сбора пластика, макулатуры, стекла и металла.

Жечь по-московски

Своим опытом борьбы с мусоросжигательным заводом делится депутат московской гордумы Евгений Ступин, проживающий в 900 метрах от МСЗ № 4 в промзоне «Руднево» района Люберец.

«Моя общественная деятельность началась с борьбы с этим заводом, от которого исходит неприятный запах. Предприятию официально разрешено выпускать в воздух 530 тонн ядовитых веществ в год. Среди них — серная кислота, ртуть, диоксины и еще 57 видов веществ. Санитарно-защитная зона вокруг таких заводов должна составлять не менее километра, но наши дома находятся ближе. Каким-то образом им удалось получить заключение Роспотребнадзора, обосновавшее это сокращение. Само заключение мы увидели только на третий год судебных процессов, когда дошли до Верховного суда», — рассказывает депутат.

Через суд, жители узнали, что Федеральный научный центр гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана, подконтрольный Роспотребнадзору, признал, что их дома при южном и северном ветре по крайней мере тринадцать дней в году попадают под влияние выбросов предприятия. Также стало известно, что эксперты Роспотребнадзора не оценивали мутогенные риски выбросов диоксинов и фуранов — то есть о влиянии работы предприятия на здоровье будущих поколений ничего неизвестно.

Петиция против

На фоне таких зажигательных перспектив общественные экологические организации уже объединились в Альянс против мусоросжигания. А на сайте «Российская общественная инициатива» появилась петиция, призывающая поставить мусорную реформу на верные рельсы и отказаться от сжигания отходов.

В петиции обозначены три главных требования: отказ от энергетической утилизации, запрет одноразовой и трудно перерабатываемой продукции немедицинского назначения и административная ответственность чиновников, нарушающих иерархию обращения ТКО.

Ее авторы отмечают, что прогрессивные страны и города мира уже осознали экологические и экономические опасности такого способа уничтожения отходов и объявили своей целью «ноль отходов». Широко развивается экономика замкнутого цикла, эксперты работают над предотвращением образования мусора.

Так, более семидесяти стран уже запретили или ограничили производство и оборот пластиковых пакетов. В Евросоюзе с 2021 года вводится полный запрет на использование одноразовой пластиковой посуды, пластиковых пакетов, ватных палочек и других одноразовых трудноперерабатываемых отходов. Экологи уверены, что мусоросжигание — это путь наименьшего сопротивления, но соблазняться им не стоит, ведь на кону — здоровье целых поколений россиян.

«Больше трети населения России уже готово сортировать мусор, еще треть согласна, если будет удобная инфраструктура. Нужно двигаться в этом направлении. Переход от линейной экономки к экономике замкнутого цикла — это наша глобальная цель», — подводит итог Ольга Сенова.

Кстати, если до марта следующего года петиция наберет 100 тысяч подписей, чиновники будут обязаны рассмотреть ее, и возможно — это один из немногих способов достучаться до власти. Сейчас ее подписали 32 тысячи человек.

Анжела Новосельцева

«Росбалт» представляет проект «О мусоре — начистоту!», призванный напомнить, что проблема грамотной утилизации отходов касается любого из нас, и каждый может внести свой вклад в ее решение. И от того, какие ответы мы найдем сегодня, будет зависеть качество нашей жизни завтра.

Источник: Rosbalt.ru

Share

You may also like...