Дело Махмуда Хусейна Маттана

Утром 6 марта 1952 года житель города Кардиффа Джон Уэйн решил зайти в магазин экипировки, расположенный в районе Тайгер-Бей. Хозяйка заведения — 42-летняя Лили Вольперт — была его давней знакомой и делала ему скидки. Однако в тот день дверь в магазин оказалась заперта, а на трель звонка никто не спешил открывать. На всякий случай Уэйн позвонил в полицию.

На вызов приехал наряд из ближайшего участка. Копы уточнили у Уэйна, в чем дело, постучали в дверь и опросили соседей миссис Вольперт. Лавочники рассказали, что обычно Лили открывала свой магазин в десять утра, а если не могла подойти сама, то присылала кого-нибудь, чтобы магазин не простаивал. Также удалось узнать, что миссис Вольперт занималась ссудой денег под залог. В конце концов копы решили взломать дверь лавки. Когда они вошли в лавку, то их взору предстала ужасная картина. Раскинув руки, Лили Вольперт лежала на полу в луже собственной крови. На горле женщины зияла огромная рана от опасной бритвы, не оставившей бедняжке шансов на выживание.

Когда в лавку приехали родственники потерпевшей, выяснилось, что из кассы исчезли деньги в размере 100 фунтов, что по современному курсу равно двум с половиной тысячам фунтов. Полиция немедленно принялась расследовать убийство. Так как убийство произошло в портовом районе, копы логично обратили внимание на подозрительных личностей в порту. В их число попали азиатские и африканские мигранты, трудившиеся в доках. Правоохранители забрали несколько десятков человек в участок, но никто из них не спешил сознаваться. В конце концов, мигрантов пришлось отпустить, но общественность и пресса требовали найти убийцу.

Немногочисленные свидетели, находившиеся в момент убийства рядом с магазинчиком Вольперт, рассказали, что видели там высокого человека сомалийской внешности с усами, золотым зубом, и шрамом на лице. В конце концов, по сообщению полицейского информатора — ямайца Гарольда Ковера, копы задержали бывшего работника сталелитейного завода Махмуда Хусейна Маттана. Все его сходство с потенциальным подозреваемым было в том, что он был родом из Сомали. Тогда как рост преступника описывался довольно высоким, Маттан имел рост всего 1,72 метра. Но полицию эти нестыковки мало интересовали. Они приехали в дом африканца под предлогом подозрения его в краже плаща. Под этим же предлогом они устроили в доме Маттана обыск. Найдя сломанную бритву и туфли, на которых виднелись брызги, отдаленно похожие на кровь, правоохранители сделали вывод, что Махмуд — главный подозреваемый в убийстве предпринимательницы.

Но на вопрос «Зачем ты убил бедную женщину?!» Махмуд, плохо понимавший по-английски, лишь разводил руками: «Я не убивал ни одной женщины!» Его жена Лора, присутствующая при обыске, не могла поверить в происходящее и лишь испуганно прижимала к себе детей.

Трагедия черного мигранта

История жизни Махмуда Хусейна Маттана довольна типична для африканского мигранта послевоенных лет. Родившись в 1923 году на территории Британского Сомали, Махмуд формально считался подданным английской коро левы. Получив место матроса на торговом судне, сомалиец в 1944 году добрался до Уэльса, где в Кардиффе нашел работу на сталелитейном заводе. Спустя год он познакомился с 17-летней Лорой Уильямс, работавшей на бумажной фабрике. Через три месяца влюбленные поженились. Однако общественность не приняла межрасовый брак. На Лору показывали пальцем, посмеивались и оскорбляли. Махмуд же и вовсе два раза был избит за то, что прилюдно обнимал свою белую жену. Родив троих детей, пара была вынуждена жить в разных местах. Но Махмуд часто приходил в дом своей жены. Именно там его и арестовала полиция.

Следствие построило свою версию на показаниях уже упомянутого ямайца Гарольда Ковера. Много позднее выяснилось, что свидетель дал показания потому, что семья погибшей Лили объявила награду в 200 фунтов за достоверную информацию о ее убийце. В то же время брызги крови на туфлях Маттана и его сломанная бритва были хоть и косвенными, но все же заслуживающими внимания уликами. Из четырех человек, видевших африканца у лавки Вольперт, никто не опознал в нем Маттана. А 12-летняя девочка, также видевшая
убийцу, прямо сказала копам, что это вообще другой человек. Однако ее показания, как несовершеннолетней, не были приобщены к делу.

Кроме того, выяснилось, что туфли, на которых имелись брызги крови, Махмуд купил за пару дней до указанных событий на рынке. Это был товар из категории секонд-хенд, а кровь на них принадлежала животному. Но следствию было плевать. Более подходящего подозреваемого у копов не было, а общественность жаждала возмездия. Суд над Маттаном начался через три месяца после его задержания. Дело по обвинению в убийстве слушалось судом присяжных в уэльском городе Суонси. Все обвинение строилось на показаниях того самого ямайца Гарольда Ковера. Он утверждал, что видел идущего навстречу Маттана после того, как вышел из магазина Вольперт. О том, что он получил вознаграждение от семьи погибшей, Ковер умолчал.

Махмуд Хусейн Маттан

Также присяжным было рассказано, что за несколько недель до убийства Маттан потерял работу и остался без средств к существованию. В противоположность обвинению сторона защиты выбрала более чем странную тактику. Сам подсудимый, плохо понимавший английский язык, больше надеялся на адвоката. В свою очередь адвокат-барристер, вместо убедительных доводов об отсутствии доказательств, начал речь с того, что Махмуд — «дитя природы и полуцивилизованный дикарь». На тот момент такие обороты в Англии были в ходу, и никто не спешил выражать недовольство расистским высказыванием. В конце концов, белые присяжные решили не церемониться с «полуцивилизованным дикарем» и признали его виновным в убийстве.

Реабилитирован посмертно

На основании вердикта присяжных окружной судья вынес Махмуду Хусейну Маттану самый строгий приговор — смертную казнь через повешение. Апелляция, поданная адвокатом, была отклонена, и 3 сентября 1952 года‚ через полгода после убийства леди Вольперт, приговор был приведен в исполнение. О его точной дате жена осужденного не была уведомлена, и когда днем 3 сентября 1952 года она пришла к нему на свидание, была шокирована, что ее мужа уже нет в живых.

Мертвого заключенного администрация похоронила во внутреннем дворе тюрьмы. К слову, Махмуд Хусейн Маттан стал последним человеком, повешенным в Уэльсе по приговору суда.

Между тем родные Махмуда не верили в его виновность и после смерти добивались его реабилитации. Первая попытка произошла в 1968 году, когда с помощью юристов Лора Маттан написала прошение о пересмотре дела мужа министру внутренних дел Великобритании Джеймсу Каллагэну. Но тогда в пересмотре дела было отказано.

В начале 1990-х годов в Англии появилась правозащитная комиссия по пересмотру спорных уголовных дел. Повзрослевшие дети Маттана и его жена воспользовались этой возможностью и снова подали заявление о пересмотре дела. Комиссия сразу же нашла массу грубых нарушений. Еще до того, как Маттан был официально реабилитирован, в 1996 году родным разрешили перезахоронить его останки на кладбище Кардиффе. А 24 февраля 1998 года апелляционный суд под председательством лорда-судьи Кристофер Роуз признал, что официальное следствие имело недостатки.

В конце концов, Махмуд Хусейн Маттан был полностью реабилитирован, а его семья получила компенсацию от властей Британии в размере 725 тысяч фунтов. Этот случай, пусть и с запозданием, стал первым в череде исправленных судейских ошибок. Впрочем, несмотря на многие годы, общественность волновал вопрос: «Кто же тогда убил миссис Лили Вольперт?»

Наиболее подходящей кандидатурой на этот счет выглядит другой сомалиец, проживавший в том же районе, — Тахер Гасс. Он был высок, худощав и имел золотой зуб. Ранее Гасс уже подозревался полицией в других преступлениях, но никаких улик, указывающих на него, не было. В итоге от Гасса отстали. Спустя два года‚ в 1954 году, Гасс был осужден за убийство чиновника Гранвилла Дженкинса. Сомалиец был признан невменяемым и отправлен в психлечебницу в Броадмур. Позднее его депортировали в Сомали. После чего следы Гасса затерялись, также как и надежда раскрыть это громкое дело.

Источник: Mzk1.ru

Share

You may also like...