Что не так в отношениях “Нафтогаза” с партнерами

17 июня Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма принял второе частичное окончательное решение относительно спора между АО “Укргаздобыча” с одной стороны и ООО “Карпатыгаз” и шведской Misen Enterprises AB – с другой. Решение касается определения частей участников совместной деятельности в общем имуществе и обязательств государственной компании относительно выплаты частным компаниям стоимости этих частей.

В НАК “Нафтогаз”, которая владеет 100% “Укргаздобычи”, поспешили представить вынесенное решение своей “победой”. В ответ в пресс-службе “Карпатыгаз” заявили, что они вполне удовлетворены решением, учитывая, что Арбитраж обязал “Укргаздобычу” (как это и предполагалось ранее) полностью рассчитаться со своими партнерами. Почему именно заявления компании Коболева далеки от действительности, и о чем на самом деле говорит решение стокгольмского Арбитража.

Слово и дело

После того, как цены на газ принудительно взвинтили (в том числе для населения), стало очень просто отчитываться о грандиозных прибылях и платить себе многомиллионные зарплаты, как это делает последние несколько лет руководство “Нафтогаза” и его дочки “Укргазодобычи” (УГД). Гораздо сложнее оказалось выполнять данные обещания об освоении новых участков и увеличении добычи газа. Эту работу менеджмент НАКа и УГД провалили полностью.

Так, по итогам 2019 года добыча газа в Украине составила 20,7 миллиарда кубометров (на 1% меньше, чем в 2018 году – 20,9 миллиарда кубов). Однако это общие показатели – как частных, так и государственных компаний. При этом показатели непосредственно дочки “Нафтогаза” “Укргаздобычи” продемонстрировали существенное падение. Если в 2018-м году ее результат был на уровне 15,5 миллиарда кубов, то уже в 2019 – всего 14,9 миллиарда кубометров газа.

Это на 5 млрд меньше, чем обещала “Программа 20/20”, которую глава “Нафтогаза” Коболев и его подчиненные из УГД убедили правительство принять в 2016 году. Напомним, это документ, которым с одной стороны, обосновывался рост цен на газ, с другой – государственной “Укргаздобыче” отдавались преференции по освоению самых лакомых участков в Украине. Мол, полученные деньги будут инвестированы в модернизацию и освоение новых участков, за счет чего и планировалось довести государственную добычу до 20 млрд к 2020 году.

Однако оказалось, что если из уже открытых скважин “Укргаздобыча” кое-как добывать еще умеет, то с самостоятельным освоением новых у нее существенные проблемы. Во многом причиной провала в этом сегменте стал неэффективный менеджмент “Укргаздобычи”, о чем неоднократно заявляли эксперты, хотя руководство страны долгое время и отказывалось их слушать. Однако факты – вещь упрямая, и когда в прошлом году окончательно стало понятно, что с таким руководством УГД роста добычи Украине не видать, контракт с тогдашним главой УГД Прохоренко разорвали.

И сам не гам, и другому не дам

Одной из главных причин падения добычи газа, как неоднократно утверждали эксперты, стала именно ставка на государственного монополиста в ущерб частным компаниям. Фактически, власти страны поверили голословным обещаниям Коболева и К о возможности справиться самостоятельно, хотя те и не были подтверждены расчетами. В результате – еще несколько лет назад из Украины, свернув начатые проекты, ушло большинство ведущих инвесторов, вроде Shell, Exxon, Chevron.

Оставшихся иностранных инвесторов, которые на тот момент уже успешно добывали газ, в том числе и по договорам о совместной деятельности (ДСД), НАК и “Укргаздобыча” руководство этих госкомпаний попыталось вытеснить с помощью немотивированных судебных обвинений и увеличения стоимости ренты.

Показательной в этом отношении стала история со шведским инвестором Misen Enterprises AB, работающим в Украине через компанию “Карпатыгаз”.

Напомним, что компания “Карпатыгаз” действует в сфере добыче украинского газа с 1998 года. С 2010 года собственником ООО “Карпатыгаз” становится компания Misen Enterprises AB, зарегистрированная в Стокгольме. В 2011 году компания получила лицензию на поставку природного газа по нерегулируемому тарифу в объеме 930 млн куб м в год. “Карпатыгаз” также осуществляет деятельность в рамках Договора №3 о совместной деятельности без создания юридического лица от 10.06.2002 года, заключенного между ПАО “Укргаздобычей”, ООО “Карпатыгаз” и Misen Enterprises АВ.

Как следует из официальных данных “Карпатыгаза”, за период с февраля 2011 по июль 2018 в рамках договора о совместной деятельности компания внесла существенный вклад в украинскую газодобычу.

На 25 месторождениях были проведены 173 операции по капитальному ремонту скважин, восстановлению ликвидированных скважин, интенсификации бездействующих и малодебитных скважин. При этом 70 скважин введено в эксплуатацию, пробурено и введено в эксплуатацию 4 новых скважины. Также были построены 7 дожимных компрессорных станций суммарной мощностью 73 МВт, которые принимают участие в добыче 45%(!) природного газа, добываемого АО “Укргаздобыча”. Еще 5 ДКС суммарной мощностью 31,5 МВт находились на разных этапах строительства. Было введено в эксплуатацию 19 коммерческих узлов учета.

Было дополнительно добыто 3,257 млрд куб м природного газа, более 80,453 тыс т газового конденсата, более 137,757 тыс т нефти, почти 15,8 тыс тонн сжиженного газа. Кроме того, компанией было инвестировано и реинвестировано в инфраструктуру нефтегазового комплекса Украины порядка 3,54 млрд грн (около $370 млн), уплачено налогов в Госбюджет в размере 11,260 млрд грн, а также привлечено внешних инвестиций на сумму $120 млн.

И чем же ответили на это руководители НАКа и УГД?

Для начала – пролоббировали дискриминационные ставки ренты на добычу для компании, чтобы максимально осложнить ей работу, а по сути – с целью выжить их с украинского газового рынка. В результате, для “Карпатыгаза” была установлена сверхвысокая ставка в 70%, при этом ее “партнер” “Укргаздобыча” еще и отказывалась отдавать часть принадлежащего компании коммерческой газа.

Одновременно последовали медийные и судебные атаки со стороны менеджмента “Нафтогаза” и УГД, как через украинские, так и через международные суды. С помощью украинского суда “Укргаздобыча” попыталась разорвать ДСД по причине того, что на момент заключения он, якобы, противоречил действующему законодательству Украины. По сути же, эти попытки были не более, чем свидетельством желания Коболева и К заполучить себе лакомые газовые ресурсы.

Очевидно, что суд это также понимал, поэтому эти попытки неоднократно оказывались провальными. Показательным в этом отношении является судебное заседание в октябре 2018 года, где суд отказал в удовлетворении претензий УГД к “Карпатыгазу”.

Не менее провальной оказалась и попытка “Укргаздобычи” разорвать ДСД по схожим причинам и через арбитраж в Стокгольме. Здесь УГД также попыталась сделать упор на, якобы, невыполнение “Карпатыгазом” и Misen Enterprises AB обязательств по ДСД.

Отметим, что Misen Enterprises, в свою очередь, также подала встречный иск о прекращении договора, где указала основанием разрыва – действия украинской власти.

В июле 2018 года Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма в своем первом окончательном частичном решении не поддержал аргументы “Укргаздобычи” однозначно отметив, что “выполняя свои соответствующие договорные обязательства, Misen Enterprises AB и/или ООО “Карпатыгаз” не совершали существенных нарушений ДСД”. И в результате принял решение о прекращении действия ДСД на условиях ООО “Карпатыгаз” и Misen Enterprises AB, обязав УГД выплатить этим компаниям стоимость активов.

Что касается причин разрыва ДСД, как отметили Misen Enterprises, то здесь Трибунал также встал на сторону зарубежного инвестора. “Поскольку установление 70%-й ставки ренты правительством Украины привело к существенным изменениям обстоятельств и к невозможности достичь целей ДСД, Арбитражный трибунал пришел к выводу о том, что ДСД должен быть расторгнут с 11 июля 2018 года исключительно на этих основаниях”, – отмечалось в сообщении компании.

К слову, тогда, после вынесения первого частичного решения, в УГД и “Нафтогазе” поспешили представить это своей “победой”, заявив, что прекратив действие ДСД суд, якобы, удовлетворил одно из требований “Укргаздобычи”.

Аналогично манипулировать общественным мнением в НАКе пытаются и сейчас, после того как Стокгольмский трибунал принял второе частичное окончательное решение. По итогам его вынесения Андрей Коболев заявил, что, это “очень важная победа”, а совместная деятельность с Misen Enterprises, якобы,была “большой черной дырой”.

Мы обратились в “Карпатыгаз” с просьбой прокомментировать это заявление руководителя “Нафтогаза”, однако там отметили, что не хотят комментировать судебное разбирательство до его полного завершения. Только отправили в адрес редакции пресс-релиз, опубликованный в качестве ответа Коболеву.

Конечно же, ни о какой “победе” НАКа и УГД речь не идет. Ведь арбитраж в Стокгольме, по сути, сделал то, что просили инвесторы – зафиксировал доли участников совместной деятельности в общем имуществе, а главное – указал что АО “Укргаздобыча” обязано выплатить ООО “Карпатыгаз” и Мисен Энтерпрайзис АБ суммы, равные их долям в чистой стоимости общего имущества.

Кроме того, Арбитражный суд определил, что АО “Укргаздобыча” несет 65% арбитражных расходов и указал сумму арбитражных расходов, которую АО “Укргаздобыча” обязано выплатить в пользу ответчиков.

Что касается сравнений Коболева, то “черной дырой” скорее можно назвать его “Программу 20/20”, которая в результате оказалась фейковой – “съела” сотни миллионов гривен, и не дала никакого результата.

Если же говорить об эффективности деятельности УГД, то получится, что по количеству и мощности построенных ДКС за в период с 2011 по 2015 “Карпатыгаз” в разы опережает “Укргаздобычу” в период контроля ее Коболевым с 2014-го по 2020-й год. По соотношению уплаченных налогов к объему добычи частная компания также существенно опережает УГД.

Между тем, решение арбитража в Сткогольме, кроме, собственно решения хозяйственного спора, в результате которого украинские госкомпании должны выплатить инвесторам компенсацию за разрыв ДСД, могут иметь далеко идущие последствия. Как, к слову, и поспешные комментарии украинских газовых чиновников, которые пытаются представить его в “победном” свете (хотя это, конечно же, совсем не так).

Ведь все это дает однозначный сигнал инвесторам – что менеджмент украинских государственных газовых компаний продолжает ни во что не ставить права зарубежных партнеров. И для достижения собственных целей готов продолжать воспользоваться манипуляциями, шантажом и искривлением фактов. Да, затем подобные “аргументы” НАКа и УГД можно оспорить в суде – но стоит ли тогда вообще начинать с ними коммерческие отношения?

Не из-за такого ли подхода так поредела очередь серьезных газовых компаний, готовых вложиться в украинскую газодобычу? Впрочем, этот вопрос, наверное, можно считать риторическим.

Автор материала: Николай Ткачук

Источник: Apostrophe.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...