Привлеченные бизнес-омбудсменом эксперты усомнились в вине Майкла Калви

По их мнению, конфликт вокруг Baring Vostok носит исключительно гражданско-правовой характер

Эксперты Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» (ЦОП) при бизнес-омбудсмене назвали арест бизнесмена Майкла Калви и его коллег нарушением уголовно-процессуального законодательства, а также усомнились в правомерности их уголовного преследования. Результаты общественной экспертизы, по итогам которой уполномоченный при президенте по защите бизнеса формулирует свою позицию, представил в понедельник на заседании ЦОПа адвокат Анатолий Кучерена.

В 2010 г., напомнил он, группа Baring Vostok приобрела ПАО КБ «Восточный», Калви вошел в его совет директоров. Максим Владимиров занял должность гендиректора НАО «Первое коллекторское бюро» (ПКБ), аффилированного с КБ «Восточный». В 2015 г. между «Восточным» и ПКБ заключены кредитные договоры на общую сумму 2,6 млрд руб. В феврале 2017 г. совет директоров «Восточного» единогласно одобрил сделку, по которой банк принял от ПКБ в качестве отступного акции в уставном капитале компании International Financial Technology Group S.C.A.

Два года спустя, 7 февраля 2019 г., член совета директоров банка (в свое время голосовавший за одобрение сделки) Шерзод Юсупов обратился в управление «К» ФСБ с заявлением о хищении денежных средств банка. Согласно обращению Юсупова, стоимость акций International Financial Technology Group была многократно занижена. 13 февраля ГСУ СКР, рассмотрев рапорт ФСБ от 11 февраля, возбудило против руководства Baring Vostok уголовное дело. По версии следствия, Юсупов проголосовал за заключение сделки об отступном, будучи введен в заблуждение Калви и его коллегами. Но, как акционер банка, он был вправе обжаловать решение совета директоров общества, т. е. использовать гражданско-правовые механизмы защиты прав акционеров, отмечается в заключении. Более того, группа Baring Vostok, являясь более чем на 51% владельцем банка, о наличии ущерба не заявляла, как и другие акционеры. Постановление следователя о признании банка потерпевшим без учета мнения акционеров, владеющих более чем 80% акций, является сомнительным. А без ущерба нельзя говорить о наличии события преступления, делают вывод эксперты.

Эксперты также настаивают на неправомерности ареста Калви и его коллег, так как УПК устанавливает запрет на предварительное заключение под стражу по обвинению в преступлении в сфере предпринимательской деятельности.

Юсупов не пришел на заседание ЦОПа, но передал обращение, в котором утверждает: единственной целью подачи обращений в ЦОП БПК со стороны Baring Vostok является попытка давления на него с целью изменения позиции по уголовному делу. Он действительно обратился в СКР, подтвердил Юсупов. Основанием стали полученные им сведения, свидетельствующие о совершении преступления в отношении ПАО КБ «Восточный». «Как законопослушный гражданин, я не мог поступить иначе <…>, – говорится в обращении. – Кроме того, факт участия в корпоративном споре не может меня ограничивать в праве на обращение в правоохранительные органы [с заявлением о преступлении]».

Однако эксперты ЦОПа обращают внимание на скорость, с которой СКР принимал решения: всего два дня понадобилось, чтобы прийти к выводу о наличии преступного умысла в действиях представителей фонда. «Дело совершенно очевидно носит гражданско-правовой характер, – констатировал бизнес-омбудсмен Борис Титов. – Даже если оценка акций IFTG не соответствовала уставу банка, действовавшему на момент заключения сделки, это обстоятельство не может являться предметом уголовного обвинения». Поэтому встает вопрос о правомерности возбуждения уголовного дела, отмечает он. «Повторюсь, разбирать правомерность той сделки двухлетней давности должен арбитражный суд и только потом – уголовный, если арбитраж сделку отменит», – настаивает Титов.

По словам сопредседателя ЦОПа Андрея Назарова, теперь это дело поступит на рассмотрение межведомственной рабочей группы при Генпрокуратуре, будут использованы и другие инструменты для воздействия на ситуацию. Собеседники The Bell в окружении Калви ожидают, что в ближайшее время его могут перевести под домашний арест. На днях Басманный суд должен решать вопрос о продлении меры пресечения: срок ареста истекает 13 апреля.

Источник: vedomosti.ru

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...